МЭТЗ_900x50_2

Круглый стол: «Возмещение вреда с применением новой редакции Статьи 60 Градостроительного кодекса РФ»

energostroyalians

круглый стол СРО НП Энергостройальянс

Вступление в силу новой редакции статьи 60 Градостроительного кодекса РФ, состоявшееся 1 июля 2013 года, существенно изменило порядок возмещения вреда, причиненного вследствие разрушения или повреждения здания, сооружения, объекта незавершенного строительства или нарушения требований безопасности в ходе строительных работ.

СРО НП «ЭнергоСтройАльянс» совместно с Рабочей группой по подготовке нормативно-правовых актов, обеспечивающих реализацию положений статьи 60 Градостроительного кодекса РФ, при Совете ТПП РФ по саморегулированию предпринимательской и профессиональной деятельности организовало тематический круглый стол — «Возмещение вреда с применением новой редакции Статьи 60 Градостроительного кодекса РФ». К участию в круглом столе были приглашены ведущие эксперты в области страхования. Вопросы экспертам, а также предлагаемый вашему вниманию правовой анализ проблемы возмещения вреда формулировались в рамках деятельности упомянутой Рабочей группы под руководством Ирины Скорюпиной.

Участники круглого стола:

irina_skoorupina

Ирина Скорюпина

Ирина Станиславовна Скорюпина – руководитель Рабочей группы по подготовке нормативно-правовых актов, обеспечивающих реализацию положений статьи 60 Градостроительного Кодекса РФ, при Совете ТПП РФ по саморегулированию предпринимательской и профессиональной деятельности, адвокат, старший партнер Адвокатского бюро г. Москвы «Про энд Кон».

aleksandr_millerman

Александр Миллерман

Александр Самуилович Миллерман — руководитель Рабочей группы Всероссийского союза страховщиков по развитию страхования ответственности и взаимодействию со СРО в сфере строительства.

maria_rozanova

Мария Розанова

Мария Вячеславовна Розанова – начальник юридического управления ЗАО «САО «ГЕФЕСТ».

dmitriy_melehin

Дмитрий Мелёхин

Дмитрий Валерьевич Мелёхин — начальник управления страхования ответственности ОСАО «Ингосстрах».

veronika_kondakova

Вероника Кондакова

Вероника Геннадьевна Кондакова — заместитель генерального директора ОСАО «РЕСО-Гарантия».

Правовой анализ вопроса

Первого июля 2013 года вступила в силу новая редакция статьи 60 Градостроительного кодекса Российской Федерации, изменяющая механизм возмещения вреда, причиненного третьим лицам в случаях разрушения или повреждения здания, сооружения (за исключением многоквартирных домов) вследствие нарушения требований к обеспечению безопасной эксплуатации, а также при разрушении объекта незавершенного строительства из-за нарушения требований безопасности при осуществлении строительства.

Новый механизм компенсации вреда предусматривает компенсацию вреда жизни, здоровью, имуществу третьих лиц силами собственника, концессионера, застройщика или технического заказчика (далее, для краткости – застройщика). Подрядчик – причинитель вреда — компенсирует ущерб застройщику путем оплаты регрессного требования.

Введение такого механизма создало ряд проблем в сфере страхования ответственности подрядчика, а также в области формирования компенсационных фондов саморегулируемых организаций и выплат из этих фондов.

До 1 июля 2013 года возмещения вреда, причиненного разрушением объекта незавершенного строительства по причине нарушения требований безопасности при осуществлении
строительства, происходило по простому сценарию. Причинитель вреда компенсировал вред потерпевшему. При этом причинитель, он же подрядчик, мог и, как правило, страховал свою ответственность за причинение вреда третьим лицам. Дополнительный интерес к страхованию ответственности обуславливался соответствующей «льготой» по размеру взноса в компенсационный фонд СРО (статья 55.16 Градостроительного кодекса РФ).

С 1 июля 2013 года лицом, осуществляющим выплаты в пользу потерпевших, стал застройщик. Причинитель вреда (подрядчик) компенсирует застройщику возмещенный вред в порядке регресса. При этом регресс является самостоятельным требованием и не входит в предмет договора страхования ответственности за причинение вреда по статье 931 Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно пункту 3 указанной статьи, договор страхования риска ответственности за причинение вреда считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред — потенциальных потерпевших, даже если договор заключен в пользу страхователя или иного лица, ответственного за причинение вреда, либо в договоре не сказано, в чью пользу он заключен. Договоры страхования ответственности за причинение вреда у всех подрядчиков, не занятых в строительстве многоквартирных домов, фактически являются ничтожными. Согласно пункту 1 статьи 2 и пункту 1 статьи 3 закона Российской Федерации от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации», сутью страхования является защита интересов страхователей при наступлении страховых случаев. Тот же закон определяет страховой риск как предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование, а страховой случай — как совершившееся событие.

В соответствии с пунктом 1 статьи 9 закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации», событие, рассматриваемое в качестве страхового риска, должно обладать признаками вероятности и случайности его наступления. Наступление риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, не обладает для подрядчика признаком вероятности его наступления. Как указывалось ранее, закон освободил подрядчика от ответственности перед потерпевшими, а застройщик в рамках действующего правового регулирования к числу потерпевших не относится. Объектами страхования гражданской ответственности могут быть имущественные интересы,связанные с риском наступления ответственности за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц. Такого риска у подрядчика нет, а следовательно, нет и объекта страхования гражданской ответственности.

Страхование ответственности за причинение вреда по статье 931 Гражданского кодекса РФ подрядчикам не требуется. Для них является актуальным страхование финансовых рисков на случай предъявления застройщиком требования о выплате регресса. В соответствии с Федеральным законом от 28.12.2013 № 410-ФЗ, объектами страхования финансовых рисков являются имущественные интересы страхователя (застрахованного лица), связанные с риском неполучения доходов, возникновения непредвиденных расходов. Выплата регресса по требованию застройщика как раз относится к таким непредвиденным расходам, независимо от первопричины их возникновения.

Обязательство по выплате регресса по требованию застройщика зависит от двух юридических фактов – факта причинения вреда и факта выплаты компенсации в счет возмещения вреда (сверх возмещения вреда). Соответственно «непредвиденность» расходов обуславливается двумя факторами.

Первый фактор — непредсказуемостью наступления факта причинения вреда. Гражданским кодексом РФ установлена презумпция добросовестности участников гражданских правоотношений. Статьи 1 и 10 Гражданского кодекса РФ предполагают добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий. Считается, что подрядчик не строит заведомо аварийный объект. Нарушение технологии в выполнении отдельных операций и порядка ведения строительных работ также не свидетельствует априори о заведомой аварийности. Даже закон допускает наличие мелких отступлений от технической документации (пункт 2 статьи 754 Гражданского кодекса РФ), при этом квалификация таких отступлений в качестве мелких основана на субъективном мнении правоприменителя.

Второй фактор — непредсказуемость выплаты в счет возмещения вреда. Предъявление регрессного требования зависит от воли потерпевшего, застройщика. Потерпевший может не обратиться за выплатой к застройщику, застройщик может не возместить вред потерпевшему, не обратиться к подрядчику с регрессным требованием и так далее.

В законодательстве отсутствуют какие-либо детали правового регулирования договора страхования финансовых рисков. С точки зрения потенциальной судебной практики было бы предпочтительным введение полноценного института страхования финансовых рисков в Гражданский кодекс РФ.

Одновременно с новой редакцией статьи 60 продолжают действовать нормы статьи 55.16 Градостроительного кодекса РФ, предусматривающие формирование компенсационного фонда СРО с использованием договора страхования гражданской ответственности подрядчика. Фактически сейчас формирование компенсационного фонда СРО осуществляется с использованием договора страхования финансовых рисков (который является таковым в силу природы договора, несмотря на то, что именуется договором страхованию ответственности), что является прямым нарушением статьи 55.16 Градостроительного кодекса РФ.

Для саморегулируемых организаций с 1 июля 2013 года действует солидарная ответственность с причинителем вреда – членом СРО. А это означает, что саморегулируемая организация будет привлекаться к ответственности одновременно с причинителем вреда или вместо него — по выбору кредитора (статья 322 Гражданского кодекса РФ). Закон о возврате к ранее установленной для саморегулируемых организаций субсидиарной ответственности рассматривается Государственной Думой РФ, но пока не принят.

Вместе с тем сохраняют свое действие нормы статьи 55.16 Градостроительного кодекса РФ, предписывающие пополнение компенсационного фонда за счет дополнительных вкладов участников СРО, не являющихся причинителями вреда. Размер дополнительных вкладов и количество дополнительных вкладов одного члена саморегулируемой организации ничем не ограничивается.

Как показывает приведенный опрос специалистов страхового рынка, на сегодняшний день отсутствует единый подход к идентификации и разрешению описанной проблемы. Отсутствие единого подхода при существующих пробелах в правовом регулировании свидетельствует о необходимости дополнительного исследования и обсуждения обозначенных вопросов, а также о внесения изменений в законодательные акты. Ожидать формирования судебной практики вряд ли оправдано, так как потребность в снижении финансовых рисков для всех участников строительства существует уже сейчас.

Поэтому сегодня в рамках нашего круглого стола «Возмещение вреда с применением новой редакции статьи 60 Градостроительного кодекса РФ» мы попытаемся проанализировать текущую ситуацию, подвести первые итоги работы в новых условиях, выявить основные проблемные точки.

Мнения экспертов

Ирина Скорюпина: Хотелось бы обсудить в первую очередь практику страхования рисков застройщиками. На текущий момент, появилась ли практика страхования застройщиками своих обязательств по возмещению вреда третьим лицам? И какие виды страхования используются для покрытия этого риска?

Александр Миллерман: Мне неизвестны примеры подобного страхования. Хотя, действительно, согласно 60 статье Градостроительного кодекса РФ риск ответственности перед третьими лицами возложен именно на заказчика (застройщика) и он должен быть заинтересован в страховании своей ответственности. Полагаю, как только заказчики на практике столкнутся с обязанностью возместить вред и выплатить достаточно значительную компенсацию сверх возмещения вреда, они будут более детально изучать возможность применения данного механизма страхования.

Мария Розанова: На данный момент у нас нет заключенных застройщиками договоров страхования ответственности за вред, причиненный вследствие нарушения требований безопасности при строительстве объектов. Хотя с правовой точки зрения страховать такую ответственность обязан именно застройщик.

В соответствии с пунктом 1 статьи 742 Гражданского кодекса РФ договором строительного подряда может быть предусмотрена обязанность стороны, на которой лежит риск случайной гибели или случайного повреждения объекта строительства, материала, оборудования и другого имущества, используемых при строительстве, либо ответственность за причинение при осуществлении строительства вреда другим лицам, застраховать соответствующие риски. Таким образом, обязанность по страхованию может быть возложена именно на то лицо, которое несет соответствующий риск.

Поскольку риск ответственности за вред, причиненный в результате нарушения требований безопасности при строительстве объекта, пунктом 3 статьи 60 Градостроительного кодекса РФ возложен именно на застройщика (технического заказчика), обязанность по заключению договора страхования также должна быть возложена на него. Однако в силу устоявшейся традиции договоры страхования заключаются подрядчиками.

Дмитрий Мелёхин: Безусловно, изменения в статью 60 Градостроительного кодекса РФ подогрели интерес у застройщиков к страхованию гражданской ответственности. В нашей практике мы заключаем договоры страхования гражданской ответственности на так называемой «объектной базе», то есть в отношении конкретного объекта капитального строительства.

Вероника Кондакова: В связи с внесением изменений в статью 60 Градостроительного кодекса РФ практика осуществления страховой защиты претерпела некоторые изменения, но по своей сущности осталась такой же. В настоящее время в договорах страхования гражданской ответственности в качестве страхователя в основном выступает подрядчик. Страховым случаем по такому договору страхования является факт возникновения гражданской ответственности страхователя в виде обязанности возместить вред вследствие недостатков работ, оказывающих влияние на безопасность объектов капитального строительства, либо удовлетворить предъявленные страхователю (подрядчику) в порядке регресса требования регредиентов. Регредиентом может быть и застройщик — в соответствии с положениями Градостроительного кодекса РФ. На сегодняшний день практика заключения договоров страхования ответственности застройщика отсутствует.

Ирина Скорюпина: Появилась ли практика страхования подрядчиками обязательств застройщика по возмещению вреда третьим лицам (согласно статье 931 ГК РФ)? Были ли случаи страховых выплат по таким договорам? Вправе ли страховщик, возместивший вред потерпевшим по такому договору, предъявить подрядчику в порядке суброгации требование о взыскании выплаченной суммы?

Александр Миллерман: На рынке существуют такие примеры. В частности, при страховании строительно-монтажных рисков в договор включается и покрывается гражданская ответственность именно заказчика.

Мария Розанова: Да, такая практика существует. Как я уже говорила, раз риск ответственности за причинение вреда возложен Градостроительным кодексом РФ на застройщика, то и обязанность по заключению договора страхования должна быть возложена на застройщика.

Однако до сих пор застройщик обязывает подрядчика заключать комплексные договоры страхования всех рисков, возникающих в процессе выполнения строительно-монтажных работ. При заключении договора возникает три сценария. Первый: подрядчик настаивает, чтобы в договоре страхования ответственности застрахованным лицом был только он. Второй: застрахованным лицом по договору указываются и подрядчик и застройщик. Третий: застрахованным лицом по договору указывается застройщик.

На наш взгляд, третий вариант — единственно верный и в полной мере соответствует положениям действующего законодательства. Вариант два, хоть и не в полной мере соответствует действующему законодательству (поскольку гражданская ответственность на подрядчика не возлагается), так как застройщик все-таки оказывается застрахованным лицом, позволяет страховщику урегулировать событие и осуществить выплату страхового возмещения в пользу потерпевшего третьего лица. Но здесь стоит отметить, что застройщику все-таки необходимо осуществить определенные действия, предусмотренные договором страхования, чтобы выплата страхового возмещения была произведена.

Наконец, первый вариант делает договор страхования полностью бессмысленным. И вот почему. В соответствии с пунктом 3 статьи 60 Градостроительного кодекса РФ, ответственность за вред, причиненный в результате нарушения требований безопасности при строительстве объекта, возлагается на застройщика. Значит, как это предусмотрено абзацем вторым пункта 1 статьи 1064 Гражданского кодекса РФ, ответственность за вред, причиненный третьим лицам, возлагается законом на лицо, не являющееся причинителем вреда.

В соответствии с пунктом 1 статьи 408 Гражданского кодекса РФ, надлежащее исполнение прекращает обязательство. Другими словами, обязательство, возникшее из причинения вреда, прекращается в момент возмещения вреда застройщиком и выплаты им компенсации сверх возмещения вреда (если это требуется в данном конкретном случае). Согласно статье 1081 Гражданского кодекса РФ, лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом, имеет право обратного требования (регресса) в размере выплаченного возмещения. Подтверждая положения статьи 1081 Гражданского кодекса РФ, пункт 5 статьи 60 Градостроительного кодекса РФ предусматривает право застройщика, который возместил вред, на предъявление обратного требования (регресса) к лицу, ненадлежащим образом выполнившему соответствующие работы.

В действующем законодательстве отсутствует закрепленное определение регресса. При этом сложилась вполне однозначная судебная практика: регрессное обязательство является новым, самостоятельным обязательством, а основанием возникновения регрессных прав является надлежащее исполнение основного обязательства. А значит, с момента прекращения обязательства из причинения вреда возникает новое обязательство, которое не может рассматриваться как обязательство из причинения вреда. Иными словами, подрядчик не несет ответственности перед потерпевшим за причиненный ему вред.

К сожалению, мы пока не можем привести в пример какую-либо практику. Тем не менее, нашей компанией уже проводились страховые выплаты по договорам страхования гражданской ответственности застройщиков, где страхователями выступали подрядчики. В некоторых случаях выплаты превышали 4 миллиона рублей.

Дмитрий Мелёхин: Практика страхования подрядчиками обязательств застройщика по возмещению вреда третьим лицам, как нам кажется, широкого распространения не получила. Подрядчик прежде всего заинтересован в страховании своих собственных интересов, которые могут возникнуть в результате недостатков произведенных им работ.

По договору страхования гражданской ответственности подрядчика может быть предусмотрено и страхование ответственности застройщика — в тех случаях, когда причиной для возникновения такой ответственности будут являться действия подрядчика. Если подрядчик является застрахованным лицом по договору страхования гражданской ответственности, страховщик не вправе предъявлять ему никаких требований в порядке суброгации.

Говорить о практике выплат по таким договорам страхования, также как и в целом подводить какие-либо итоги после введения в действие изменений Градостроительного кодекса РФ, вероятно, преждевременно. Должно пройти, как минимум, 2-3 года для подведения итогов и обобщения опыта реализации.

Ирина Скорюпина: Видите ли вы проблему в страховании ответственности подрядчика за причинение вреда третьим лицам при условии, что законодательно ответственность за возмещение такого вреда возложена на застройщика? Если да, то возможно ли ее разрешение способами, не связанными с внесением изменений в законодательство?

Александр Миллерман: Полностью устранить все законодательные коллизии без внесения изменений в законодательство невозможно. Пока нет судебной практики, которая бы показала несостоятельность или наоборот правомерность подходов, которые применяются на сегодняшний день, поэтому очень трудно делать однозначные выводы.

Мария Розанова: Проблема, очевидно, есть, как я уже сказала ранее. Но пока проблема существует только в теории. Насколько мне известно, судебной практики по вопросу все еще нет. Предположить, как она сложится, не представляется возможным. Думаю, решить проблему без внесения изменений в действующее законодательство нельзя. Можно рассмотреть возможность изменения позиции в отношении природы регрессного обязательства и определять регресс как перемену лица в обязательстве. Однако, как это повлияет на иные правоотношения, не связанные со строительством, неизвестно. Более того, данная позиция все равно будет противоречить положениям статьи 382 Гражданского кодекса РФ, в соответствии с которой правила о переходе прав кредитора к другому лицу не применяются к регрессным требованиям.

Дмитрий Мелёхин: На мой взгляд, особых проблем нет. Несмотря на то, что согласно статье 60 Градостроительного кодекса РФ в первую очередь ответственность несет застройщик, после возмещения причиненного вреда и выплаты компенсаций сверх возмещения вреда он вправе предъявить регрессные иски уже непосредственно виновнику. Если таковым является подрядчик, на основании общих норм Гражданского кодекса РФ он должен будет возместить вред (убытки), причиненные застройщику.

Вероника Кондакова: Касательно страхования ответственности подрядчика и использования договора страхования финансовых рисков как превентивной меры по управлению рисками можно сказать, что на практике такой вариант страхования сейчас не представляется возможным.

В Гражданском кодексе РФ нет ограничений для случаев, когда вред возмещен лицом, не являющимся причинителем вреда (пункт 1 статьи 1064 Гражданского кодекса РФ), в плане возмещения страховщиком понесенных данным лицом убытков (статья 1081 Гражданского кодекса РФ). Это обусловлено двумя факторами. Первое: регредиенту также причинен вред, в размере расходов (статья 15 Гражданского кодекса РФ) по возмещению вреда третьему лицу, связанному с допущенными страхователем недостатками застрахованных работ. Второе: по договору страхования страховым случаем является возникновение обязательства по оплате ущерба в связи с причинением вреда в результате допущенных страхователем недостатков застрахованных работ. Тот факт, что возникновение регрессного требования создает новое обязательство, никаким образом не меняет причин возникновения этого обязательства. А причинами являются, я повторюсь, допущенные подрядчиком недостатки застрахованных работ, оказывающих влияние на безопасность объектов капитального строительства.

Ирина Скорюпина: Какова практика страхования подрядчиками риска предъявления регрессных требований со стороны застройщика? Используется ли для этих целей договор страхования финансовых рисков? Считаете ли вы достаточным правовое регулирование договора страхования финансовых рисков или требуется его дополнительное регулирование путем внесения изменений в Гражданский кодекс РФ, издания специального закона и т.п.?

Александр Миллерман: В конце июня 2013 года, перед вступлением в силу поправок в статью 60 Градостроительного кодекса РФ, страховое и строительное сообщество предложили рынку два подхода к системе страхования имущественных интересов членов СРО. Первый вариант – страховать имущественные интересы членов СРО в рамках договора страхования гражданской ответственности. Второй – заключать комплексный договор страхования, состоящий из двух секций, включающих в себя страхование ответственности и финансового риска. К сожалению, действующее законодательство в этой области требует корректировки, чтобы подход был единым и унифицированным. Это поможет избежать различных правовых коллизий и расходящихся трактовок.

Мария Розанова: Поскольку страховое сообщество так и не пришло к единому мнению, риски предъявления подрядчикам регрессных требований разными страховыми компаниями страхуются либо в рамках договоров страхования гражданской ответственности, либо в рамках комплексных договоров страхования — гражданской ответственности и финансовых рисков. Действующим законодательством вопрос страхования финансовых рисков практически не урегулирован. Однако и в страховом сообществе отсутствует единообразное понимание данного риска, что, на мой взгляд, существенно затруднят работу по подготовке законодательных изменений. Вопрос требует серьезного изучения, в том числе проведения тщательного анализа опыта зарубежных коллег, после чего можно будет говорить уже об урегулировании данного вопроса на уровне законодательства.

Дмитрий Мелёхин: Подрядчики заключают договоры страхования гражданской ответственности, которые в том числе предусматривают защиту от регрессных исков, что в полной мере соответствует практике страхования ответственности и международной практике. Использование механизма страхования финансовых рисков, на мой взгляд, здесь не совсем применимо, так как предъявление регрессных исков в любом случае связано с виновными действиями подрядчика и возникновением его ответственности по обязательствам.

Вероника Кондакова: Практика страхования подрядчиками риска предъявления регрессных требований со стороны застройщика на настоящий момент отсутствует в силу различных причин: отсутствие информации по статистике таких страховых случаев и, соответственно, невозможность построения методологии тарифного руководства и т.д.

Что касается указанного случая, потенциальные расходы подрядчика по оплате причиненного вреда вызваны недостатками его работ, а не действием или бездействием его контрагентов или иных внешних факторов. Страховщик должен оплачивать расходы регредиента до того, как они были оплачены подрядчиком. Согласно законодательству, при страховании финансового риска страховое возмещение выплачивается только самому страхователю, в размере понесенных им расходов. В связи с этим, по моему мнению, применение договора страхования финансового риска в данной ситуации неправомерно.

Метки: , , , , , , , , , , , , , , ,

Интересная статья? Поделитесь ей с друзьями:

Вы должны выполнить вход/регистрацию чтобы комментировать Войти

Также Вы можете войти используя: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter

Новость дня

© 2017 «Новости энеретики»
г. Москва
Тел.: (495) 540-52-76
Карта сайта

При перепечатке материала с сайта активная обратная ссылка обязательна. За содержание новостей, объявлений и комментариев, размещенных пользователями сайта, редакция журнала ответственности не несет. Вся информация носит справочный характер и не является публичной офертой.

Яндекс цитирования