МЭТЗ_900x50_2

Почему не следует радоваться повышению цен на углеводород

Ближневосточные оранжево-зеленые революции постепенно меняют мир. Некоторые говорят об угрозе арабского единства в виде всеобщего халифата; некоторые обвиняют во всем Соединенные Штаты, которые, если верить этим обвинениям, действуют во вред себе, поскольку происходящее подрывает американские интересы; некоторые ждут конфликта Саудовской Аравии с Ираном — двух враждующих лидеров ближневосточного региона, открытое противостояние которых грозит кризисом ислама, а значит, очередным всплеском активности терроризма.

Что изменится в связи с этим в Росиии?

Оставаясь в сфере чистой политики, два прогноза обращают на себя особое внимание. Первый был дан еще в январе главой «Инсора» Игорем Юргенсом, когда в Магрибе еще все только начиналось, и Бен Али, президент Туниса, бежал в Саудовскую Аравию. В интервью агентству Bloomberg он сообщил о том, что для недопущения в России развития тунисского сценария, премьер-министр России не должен баллотироваться на пост президента в 2012 году. Проводя параллель с тунисскими событиями, Юргенс говорил, что люди не понимают, почему Россия не выберет нового президента, который бы смог вести более открытую политику в отношении иностранных партнеров.

Второй, еще более резонансный прогноз сделал действующий президент России, заявив о невозможности повторения арабского сценария в России. Даже если предположить, что Дмитрий Медведев так ответил на обострение обстановки на Северном Кавказе, или на проскользнувшие в западной прессе ожидания спекулятивного характера о «жасминовой революции на Красной площади», его слова не для всех звучат убедительно.

Еще до вступления на пост президента, Дмитрий Медведев неоднократно говорил о войне, якобы разделявшей страну, за которой стоит угроза развала России, по сравнению с которым распад Советского Союза может показаться утренником в детском саду.

Сегодня становится очевидным, что страхи никуда не делись, напротив, они снова являются для кого-то необходимыми. И это при том, что видимых признаков раскола страны не видно. Существует очередная волна терроризма, уступающая размахом той, что Россия уже пережила. Если это является угрозой распада, то с большой долей вероятности она существует только в мечтах некоторых идейных террористов и в закрытых проектах ФСБ, которая оправдывает свою несостоятельность в организации контртеррористической деятельности.

Стоит, тем не менее, взглянуть на это под иным углом. Если принять во внимание «арабский сценарий» в России, можно сделать вывод, противоположенный тому, который сделал Юргенс, а именно: угроза распада требует жесткой руки. Иначе говоря, тунисский сценарий не является единственно возможным.

Однако стоит оставить конспирологию специалистам по этому вопросу. С гораздо большей определенностью следует оценить последствия арабских революций для экономики России.

Биржевые котировки нефти неуклонно и стремительно растут после недавних событий в Ливии. Почему спусковой крючок оказался именно в этой стране до конца неясно. Ливия занимает пятое место в ОПЕК по запасам нефти (5,1 млрд. тонн). Добыча нефти (ежедневная) в Ливии за январь достигла 1,585 млн. баррелей. Это около 6% добычи ОПЕК и 1,8% от добычи нефти во всем мире.

В феврале этого года началось падение объемов поставок нефти из Ливии на мировые рынки, а 21 февраля поставки были полностью приостановлены. Компании ВР, OMV, Royal Dutch-Shell, Total, Eni и Statoil объявили об остановке нефтедобычи в Ливии.

Реакция рынка была предсказуемой и вполне понятной. Цены на нефть перешагнули $100 за баррель, поколебались вблизи отметки в $120, и ожидается дальнейший рост цен.

И дело уже не только в Ливии, поскольку оранжево-зеленые домино пришли обратно в Алжир. 24 февраля эксперты инвестиционной компании Nomura Holdings Inc. выступили с прогнозом, говоря о том, что если Алжир и Ливия одновременно остановят производство нефти, цены могут превысить отметку $220 за баррель, и запасные мощности ОПЕК упадут до 2,1 млн. баррелей в день, что можно сравнить с уровнями, отмеченными в период конфликта в Персидском заливе, и 2008 годом, когда цены дошли до отметки в $147.

Волнения уже дошли и до главной нефтяной кладовой— стран Персидского залива. Специалисты пытаются строить догадки о возможном их распространение на Саудовскую Аравию. Это не исключено. А пока лишь резервные мощности Саудовской Аравии способны сдерживать растущую панику нефтяных рынков. Если возникнут перебои с поставкой саудовской нефти, ситуация на рынке вполне может выйти из-под контроля.

Что ожидает мировую экономику вслед за ростом цен на нефть? Возвращение кризиса. Wall Street Journal уже подсчитал: активность экономики будет приостановлена при средней годовой цене в $127 за баррель. Очевидно, что для цен этот рубеж далеко не предел. А что же последует за кризисом? Снижение цен на нефть. Такова амплитуда качелей экономики мирового масштаба.

Возвращаясь к России

Пока не ощущается волнений в нашей стране. Напротив, министр финансов Алексей Кудрин сказал, что дефицит бюджета будет досрочно ликвидирован уже к 2014 году. Премьер-министр Владимир Путин приветствовал возможное удвоение Резервного фонда с 775 млрд. рублей до 1,454 трлн. к концу года при цене в $93 (24 февраля МВФ поднял прогноз цены на нефть в 2011 году с $89,5 до $95).

Таким образом, вероятно новое пришествие кризиса. Россия же старательно стремится восстановить докризисную модель, которая, как признаются чиновники, несмотря на наличие Фонда национального благосостояния и Резервного фонда, свидетельствовала об увеличении зависимости экономики от нефтяной конъюнктуры и не могла оградить от падения ВВП — самого глубокого среди стран «двадцатки».

Не следует ожидать снижения налогов — Минфин будет защищать бюджет от непредсказуемой конъюнктуры. Увеличение расходов на цели модернизации и инноваций усилиями Кудрина, поддержанного премьер-министром, был предан забвению. Ждать особых успехов в борьбе с инфляцией – а именно это оправдывало недопущение увеличения расходов и сохранения дефицита бюджета – не приходится. Этому будет способствовать рост цен на нефть и подстегивающие государственные расходы на грядущие президентские выборы.

Что может измениться? Россия способна укрепить свои позиции поставщика сырья на углеводородной основе, усилить натиск на европейском газовом рынке. На щит может быть снова поднята идея премьер-министра Владимира Путина о превращении России в энергетическую державу. Однако все это пока остается в рамках модели, официально признанной устаревшей, а инновации пока так и остаются в Сколково.

Таким образом, когда очередная волна кризиса в итоге обрушит цены на нефть, Россия, скорее всего, окажется перед его лицом безоружной так же, как и в 2008-м году. И тогда финансовый кризис уже может повлечь за собой политические последствия. Следует заметить, что к «арабскому сценарию», как и к проискам внешних сил, подобное развитие событий не будет иметь никакого отношения.

Метки: , , , , , ,

Интересная статья? Поделитесь ей с друзьями:

Вы должны выполнить вход/регистрацию чтобы комментировать Войти

Также Вы можете войти используя: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter

Новость дня

© 2017 «Новости энеретики»
г. Москва
Тел.: (495) 540-52-76
Карта сайта

При перепечатке материала с сайта активная обратная ссылка обязательна. За содержание новостей, объявлений и комментариев, размещенных пользователями сайта, редакция журнала ответственности не несет. Вся информация носит справочный характер и не является публичной офертой.

Яндекс цитирования