МЭТЗ_900x50_2

Рынок газа: мировая перспектива

Ряд стран, крупнейших потребителей газа, планируют значительно сократить его импорт. К тому же, на внешних рынках ожидается вытеснение российского трубного газа поставляемым танкерами сжиженным природным газом.

Последние десятилетия отмечены достаточно быстрыми темпами роста спроса на газ – в среднем 3,3% в год. С наступлением кризиса уменьшилось и потребление газа: в Европе на 7,3%, а в США на 2%. В итоге европейский спрос на сегодня отвечает уровню спроса в 2001-м году. Исключением в этой ситуации стал Китай, который не только повысил спрос на газ до 11,5%, но и в целом продемонстрировал рост экономики на 8,7%. Чего же ожидать в будущем?

Не так далеки времена, когда рост спроса на газ должен был, по мнению российских аналитиков, увеличиваться на 3-4% в год в средне- и долгосрочной перспективах. Однако в действительности прирост ожидается, похоже, более скромный. Этому есть причины: во-первых, многие страны нацелены на реализацию политики, направленной на уменьшение зависимости от углеводородного импорта, во-вторых, возобновляемая энергетика развивается все более активно. Собственно эксперты высказывают мнение об ограничении спроса на газ на мировом рынке уже в течение нескольких лет.

Вячеслав Кулагин, занимающий должность заместителя директора в Центре изучения мировых энергетических рынков при Институте энергетических исследований РАН, приводит такие данные: «Все ключевые исследовательские организации из года в год понижают свои прогнозы относительно долгосрочного спроса на газ. Очевидно, что падение серьезное. Речь о 3-4% ежегодного роста уже не идет. Для стран, производящих и экспортирующих газ, в частности и для Российской Федерации, это очень важно. Если спрос упадет, это вызовет и снижение оценок того, сколько Россия будет экспортировать. Ситуация в сфере торговли, естественно, усложняется. Все чаще идут разговоры помимо традиционного газа и о газе нетрадиционном, и о других источниках энергии. Конкретно об угольном метане, о сланцевом газе, о газе горных пород, о гидратах. Если же речь идет о нефти, обсуждая недалекое будущее рынка, все чаще упоминают нефтяные пески и сверхтяжелую нефть, которая была обнаружена в Венесуэле. Все чаще в последнее время упоминаются колоссальные запасы этих новых энергоресурсов и возможность замены ими традиционных источников энергии. Действительно, запасов нетрадиционных энергоисточников, по некоторым оценкам, хватит не на сотни, а, вполне возможно, и на тысячи лет».

Касательно нетрадиционных источников газа примечательные данные приводит Алексей Хайтун, являющийся директором Центра энергетической политики при Институте Европы РАН. Согласно его сведениям, в скором времени Польша намеревается благодаря эксплуатации 2-х собственных месторождений сланцевого газа на 50-60% перекрыть свои потребности в газе. Также Польша планирует в перспективе усовершенствовать технологии добычи вторичного газа. Что даст ей возможность совсем отказаться от импортного газа (прежде всего российского). И Польша не единственная страна, занимающаяся реализацией подобных проектов.

По мнению Алексея Хайтуна, реализуемые в газовой сфере российские проекты не учитывают особенностей научно-технического прогресса. Несмотря на то, что трубный газ России пока успешно конкурирует с другими видами топлива, так не может продолжаться всегда. Осваиваются все более удаленные месторождения, что ведет к автоматическому увеличению себестоимости российского газа в сфере добычи и транспортировки. А в условиях Америки и Европы уже поднимается вопрос о приближении экономических показателей сниженного природного газа (СПГ) к показателям российского трубного газа.

Юрий Плакиткин, зам. директора департамента международного сотрудничества при Министерстве энергетики России, отмечает активное снижение потребления углеводородов развитыми странами помимо альтернативной газодобычи. В США активно реализуют программу, направленную на снижение углеводородной зависимости, и увеличили расходы на исследования альтернативных энергоисточников. Финансирование этих разработок увеличилось десятикратно только за 2009-й год.

Поставила цель увеличить темпы использования альтернативной энергетики и Европа, запустив программу «20-20-20». Основная цель этой программы – снизить на 20% энергопотребление к 2020-му году, а также обеспечить 20% долю общего энергобаланса альтернативными источниками. Подобные «революционные» планы и у Японии: к 2030-му году обеспечить благодаря применению альтернативной энергетики и полной утилизации отходов резкое сокращение импорта. Словом, Европа, Япония и США бросили программный вызов странам, экспортирующим энергию.

В России, по словам Юрия Плакиткина, антикризисные меры разработаны, но по факту ведется накопление инвестиций в строительство трубопроводных коридоров, чтобы увеличить экспорт углеводородов.

Кстати, по полученным от ОО «Газпром» данным, привлечено уже свыше 4 миллиардов евро в этом году для строительства газопровода «Северный поток», также идут интенсивные работы по технико-экономическому обоснованию газопровода «Южный поток».

Альтернативный газ

Совсем недавно сланцевый газ при построении национальных и мирового энергобалансов совершенно не брался в расчет. Однако в США уже в 2009-м г. именно сланцевый газ составил 15% от всей добычи в государстве. Прогнозируют, что к 2035-му году в США доля сланцевых газов может достигнуть 50%. А в России этот вид топлива к 2015-му г. может составить 15% от общего объема газодобычи. Т.е. свыше 450 млрд куб.м. Это приблизительно тот объем, который, по прогнозам, Россия будет экспортировать. По мнению Вячеслава Кулагина, даже такой объем экспорта может не состояться из-за программ США и Европы по снижению углеводородного импорта. Ввиду этого интересно наблюдать за изменениями прогнозов по импорту газа в Штаты. Для анализа американского рынка, понятно, необходимо в первую очередь обратить внимание на сжиженный природный газ.

Обьем импорта газа, который ожидается к 2025-му году, лишь немного превысит 30 млрд. куб. м. Наблюдается общая тенденция обвала исследовательскими организациями спроса на импорт газа в Штаты до довольно невысоких отметок: к 2030-му году объем ожидаемого импорта составит 20-30 млрд. кубических метров.

Одной из причин, вызвавших такое изменение в прогнозах, стало введение в разработку собственных месторождений сланцевого газа.

Добычу сланцевого газа принято считать рентабельной при цене на рынке от $100 долл. за 1 тыс. м. куб. На рынке США в период кризиса цены падали даже ниже. Но это не оказало никакого влияния на активную разработку сланцевого газа. Это свидетельствует о том, что даже при достаточно низких ценах, он все равно рентабелен и способен заполнить весомый сегмент на американском газовом рынке. Более того, ведется речь об экспорте американского газа. Это принципиально для России: экономическая рентабельность «северных» проектов по СПГ (Ямальского, Штокманского) рассчитывалась при учете экспорта полученного газа в США до 80%. Увеличивается риск того, что этот газ окажется не востребованным. Не имея гарантии спроса, вкладывая большие инвестиции в эти проекты, Россия может потратить средства впустую. Даже если российский СПГ при этом будет экспортирован в США, он все же будет ограничен в цене сланцевым газом, делая маржу этих поставок довольно низкой.

По материалам докладов топливного форума «ТЭК России в XXI веке», Москва.

Виктория Коротеева.

Интересная статья? Поделитесь ей с друзьями:

Вы должны выполнить вход/регистрацию чтобы комментировать Войти

Также Вы можете войти используя: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter

Новость дня

© 2017 «Новости энеретики»
г. Москва
Тел.: (495) 540-52-76
Карта сайта

При перепечатке материала с сайта активная обратная ссылка обязательна. За содержание новостей, объявлений и комментариев, размещенных пользователями сайта, редакция журнала ответственности не несет. Вся информация носит справочный характер и не является публичной офертой.

Яндекс цитирования